-Стасик, отдай этому жмоту его дешёвку, пусть удавится

Когда я стала мамой, мой круг общения увеличился в разы: мамочки из бассейна, с детской площадки и пр. Но общество наше в принципе разношёрстное и мамочки не исключение. Есть те, с кем приятно общаться, есть те, с кем соблюдаешь нейтралитет, а есть те, кто неприятен.
 
Среди таких была Марина.
 
Её дети были намного старше наших, и мы вместе с 10 до 12 гуляли на детской площадке.
 
Марина никогда не отвечала на вопрос:
“А почему мальчишки не в школе?”
 
Фыркала, мерила презрительным взглядом и отходила в сторонку с гордо поднятой головой.
 
В нашем городе она была приезжей и в принципе, среди “наших” бы ничем не выделялась, так как иногородних очень много. Но она всячески подчёркивала в агрессивной манере, какой плохой у нас город, какой отвратительный наш район, как ей противно здесь жить, но, к сожалению, приходится. Говорила, что она от нашего города выжмет всё, добьётся всего и даже квартиру ей дадут! Всё это произносилось с такой злобой, что казалось, вот-вот искры из глаз полетят и пена изо рта.
 
Кто-то пытался с ней контактировать, кто-то даже переубеждал, что и город хороший, и район замечательный, а кто-то молча кивал, чтобы не ссориться. Были и те, кто не вступал с ней в дискуссии и избегал всякого общения. И мне это удавалось.
 
Но вот муж один раз с ней схлестнулся.
 
Гуляли мы как-то всей семьёй. Сыну тогда было 2.5 года, а я была беременна близнецами.
 
На детской площадке сын расчехлил свои игрушки. У нас был специальный рюкзак для песочных игрушек: несколько грузовичков, формочки, совочки, грабельки, два ведёрка и лопатка, которая и стала яблоком раздора.
 
А когда нагулялись и стали собирать игрушки, оказалось, что его лопатку кто-то забрал. Взглянули по сторонам, видим, что старший сын Марины нашей лопаткой пытается копать землю, вне площадки. Втыкает её в землю и наклоняет так, что место “черенка” аж сгибается.
 
Муж к нему подходит и говорит:
– Мальчик, это наша лопатка, отдай, пожалуйста, мы уходим.
 
Мальчик, его игнорирует и самозабвенно ломает лопату дальше. Место, в котором лопатка гнётся, уже побелело от напряжения пластика.
 
Мой муж наклоняется к нему и говорит:
– Отдай, ты её сейчас сломаешь!
 
И тут подскакивает Марина с наездом:
– Чего надо?
– Забрать нашу лопатку, мы уходим!
– И чё? Не видишь, он играет?
– Это лопатка для игры в песок и не предназначена для вскапывания целины, тем более её взяли без спроса.
– Лопатку ср@нyю для ребёнка пожалел! Да она копеечная, ей цена 30 рублей. Жлоб!
– Какова бы ни была её цена, это не даёт вам право её ломать. Когда вы купите ему лопатку, пусть ломает.
– Стасик, отдай этому жмоту его дешёвку, пусть удавится.
– Стасик, попроси маму не быть жмоткой и купить тебе игрушек для прогулки. А то даже на лопатку за 30 рублей она удавится.
 
Забрал лопатку, которую Стасик швырнул, и ушёл.
 
Лопатка после этого прослужила мало и в месте перегиба треснула и сломалась.
 
Марина ещё долго после этого пыталась нас склонять, какие мы тв@pu и не дали её сыночке лопаткой поиграть. Но мы об этом узнали уже после отпуска
 
Пы. Сы.: квартиру Марина не выбила, с мужем развелась и уехала обратно на малую Родину из ненавистного ею города. Были даже те, кто ей сочувствовал, но совсем немного.
 
Rate article
-Стасик, отдай этому жмоту его дешёвку, пусть удавится
Шел 23-й час родов. Меня, обессилившую, перевели, наконец, на кресло